ttpark (ttpark) wrote,
ttpark
ttpark

В.И.Ленин, "Что делать" с демократией? (Часть 1)


Читаю книгу Ленина «Что делать?».

Товарищи обратили моё внимание на то, что Ленин в своей работе поднимает вопрос демократии в революционной организации, вопрос о так называемой «примитивной демократии» и демократизме. Я решил разобраться, какие именно аспекты были затронуты Владимиром Ильичём и какие выводы сделаны.

Напомню, что эта работа была написана в 1901-1902 гг., после неудачной попытки объединения зарубежных социал-демократических организаций в одну. Ленин же предлагает своё видение общерусской боевой организации профессиональных революционеров, а также подход к её построению через общерусскую газету «Искра».

В заголовки вынесу вопросы, сразу после них помещу сформулированные мной короткие ответы, а ещё ниже – цитаты и доказательства.

Возможен ли демократизм в партийной организации?

Демократизм в революционной организации, находящийся в Российской Империи начала ХХ века - невозможен, так как революционная организация должна быть конспиративной из-за отсутствия политических свобод в стране, а это противоречит демократическим принципам, подразумевающих обязательную гласность, выборность всех должностей и всеобщий контроль. Ни один из этих трёх пунктов в условиях конспирации невозможен.

Дадим слово автору:

«Всякий согласится, вероятно, что «широкий демократический принцип» включает в себя два следующие необходимые условия: во-первых, полную гласность и, во-вторых, выборность всех функций. Без гласности смешно было бы говорить о демократизме, и притом такой гласности, которая не ограничивалась бы членами организации. Мы назовем демократической организацию немецкой социалистической партии, ибо в ней все делается открыто, вплоть до заседаний партийного съезда; но никто не назовет демократической организацией — такую, которая закрыта от всех не членов покровом тайны.

Не лучше обстоит дело и со вторым признаком демократизма, — с выборностью. В странах с политической свободой это условие подразумевается само собою. … Все знают, что такой-то политический деятель начал с того-то, пережил такую-то эволюцию, проявил себя в минуту жизни трудную так-то, отличается вообще такими-то качествами, — и потому, естественно, такого деятеля могут с знанием дела выбирать или не выбирать на известную партийную должность все члены партии. Всеобщий (в буквальном смысле слова) контроль за каждым шагом человека партии на его политическом поприще создает автоматически действующий механизм, дающий то, что называется в биологии «выживанием наиболее приспособленных».

Попробуйте-ка вставить эту картину в рамки нашего самодержавия! Мыслимо ли у нас, чтобы все, «кто признает принципы партийной программы и поддерживает партию по мере своих сил», контролировали каждый шаг революционера-конспиратора? Чтобы все они выбирали из числа последних того или другого, когда революционер обязан в интересах работы скрывать от девяти десятых этих «всех», кто он такой?»

Из сказанного выше можно сделать вывод: проблема не в демократии самой по себе, а в том, что в конкретных условиях Российской Империи и в конкретной организации она невозможна по определению.

«Вдумайтесь хоть немного в настоящее значение тех громких слов, с которыми выступает «Раб. Дело», и вы увидите, что «широкий демократизм» партийной организации в потемках самодержавия, при господстве жандармского подбора, есть лишь пустая и вредная игрушка. Это — пустая игрушка, ибо на деле никогда никакая революционная организация широкого демократизма не проводила и не может проводить даже при всем своем желании. Это — вредная игрушка, ибо попытки проводить на деле «широкий демократический принцип» облегчают только полиции широкие провалы и увековечивают царящее кустарничество, отвлекают мысль практиков от серьезной, настоятельной задачи вырабатывать из себя профессиональных революционеров к составлению подробных «бумажных» уставов о системах выборов. Только за границей, где нередко собираются люди, не имеющие возможности найти себе настоящего, живого дела, могла кое-где и особенно в разных мелких группах развиться эта «игра в демократизм».»

Опять же Ильич здесь не отрицает демократию как таковую, а говорит о том, что увлечение формой («составление подробных «бумажных» уставов о системах выборов») – противостоит реальному делу. Если же такого перекоса не наблюдается, то и демократизм вполне себе возможен.

О влиянии демократизма на сохранение кустарничества – поговорим в другом посте.

Чем отличается полное товарищество от «игрушечного демократизма»?

Настоящий демократизм входит, как часть в целое, в понятие товарищества, говорит Ленин. Товарищ же – это коллега, союзник, брат по оружию в борьбе за общее дело, с которым солидарны остальные бойцы и уверены в нём. А раз достижение общей цели возможно без использования конкретного инструмента (демократизма, например),  то инструментом можно пренебречь, особенно если его использование невозможно по объективным причинам. Более того, нет необходимости использовать демократические процедуры по каждому поводу и случаю, если делом заняты профессионалы и между ними существует товарищеское доверие. Если же человек потеряет доверие, то средства взыскания с избытком имеются в настоящей революционной организации.

Другими словами, главное – это выполнение задач и достижение цели, подходы и методы – вторичны.

«Единственным серьезным организационным принципом для деятелей нашего движения должна быть: строжайшая конспирация, строжайший выбор членов, подготовка профессиональных революционеров. Раз есть налицо эти качества, — обеспечено и нечто большее, чем «демократизм», именно: полное товарищеское доверие между революционерами. А это большее безусловно необходимо для нас, ибо о замене его демократическим всеобщим контролем у нас в России не может быть и речи. И было бы большой ошибкой думать, что невозможность действительно «демократического» контроля делает членов революционной организации бесконтрольными: им некогда думать об игрушечных формах демократизма (демократизма внутри тесного ядра пользующихся полным взаимным доверием товарищей), но свою ответственность чувствуют они очень живо, зная притом по опыту, что для избавления от негодного члена организация настоящих революционеров не остановится ни пред какими средствами. Да и есть у нас довольно развитое, имеющее за собой целую историю, общественное мнение русской (и международной) революционной среды, карающее с беспощадной суровостью всякое отступление от обязанностей товарищества (а ведь «демократизм», настоящий, не игрушечный демократизм входит, как часть в целое, в это понятие товарищества!). Примите все это во внимание — и вы поймете, какой затхлый запах заграничной игры в генеральство поднимается от этих разговоров и резолюций об «антидемократических тенденциях»!»

В подтверждение того, что для комитетов и организаций дело важнее демократических процедур Ленин говорит следующее:

«Как видит читатель из содержания и тона этих цитат, «Раб. Дело» обиделось. Но обиделось оно не за себя, а за организации и комитеты нашей партии, которых будто бы «Искра» хочет изгнать в царство теней и даже вытравить их следы. … ни один комитет и ни одна организация партии не выступила с формальным протестом против этого чудища, которое хочет комитеты и организации изгнать в царство теней! … Произошло это оттого, что комитеты и другие организации заняты настоящим делом, а не игрой в «демократизм»

Продолжение следует

В ближайшее время будет ещё один пост на данную тему…

Tags: Ленин, демократия, организация, управление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments