ttpark (ttpark) wrote,
ttpark
ttpark

В.И.Ленин, "Что делать" с демократией? (Часть 2)

379c0[1].jpg
Этот пост является продолжением предыдущего, в котором я рассматривал вопрос об отношении В.И.Ленина к демократии и демократическим процедурам в 1901-1902 гг. в вопросе построения организации профессиональных революционеров. Эти взгляды Ленин озвучил в книге «Что делать?».

Структура поста следующая: сначала идёт вопрос в виде заголовка, потом мой краткий вывод, после чего цитаты из текста Владимира Ильича, подтверждающие мои выводы.

Что такое «примитивная демократия» и в чём её ущербность?

Примитивная демократия – это принцип управления организацией непосредственно всеми её участниками, возведённый в крайнюю степень (прямые голосования по каждому вопросу, поочерёдное дежурство всех членов на каждой должности). Применение «примитивной демократии» приводит к:

·         колоссальным временным затратам, так как каждый должен вникать в каждый вопрос и принимать решение;

·         чрезмерной бюрократизации, так как минимальное количество решений отдано на откуп должностным лицам, следовательно нужны бесконечные инструкции и правила;

·         ошибкам при принятии решений, так как для принятия верного решения по некоторым вопросам нужен высокий уровень квалификации, которым зачастую не обладает большинство членов организации;

Другими словами, чтобы демократия действительно могла работать эффективно, нужна развитая система представительных органов и профессиональные должностные лица. В результате рядовые участники управляют процессом опосредованно.

«В книге супругов Вебб об английских тред-юнионах есть любопытная глава: «Примитивная демократия». Авторы рассказывают там, как английские рабочие в первый период существования их союзов считали необходимым признаком демократии, чтобы все делали всё по части управления союзами: не только все вопросы решались голосованиями всех членов, но и должности отправлялись всеми членами по очереди. Нужен был долгий исторический опыт, чтобы рабочие поняли нелепость такого представления о демократии и необходимость представительных учреждений, с одной стороны, профессиональных должностных лиц, с другой. Нужно было несколько случаев финансового краха союзных касс, чтобы рабочие поняли, что вопрос о пропорциональном отношении платимых взносов и получаемых пособий не может быть решен одним только демократическим голосованием, а требует также голоса специалиста по страховому делу. Возьмите, далее, книгу Каутского о парламентаризме и народном законодательстве, — и вы увидите, что выводы теоретика-марксиста совпадают с уроком многолетней практики «стихийно» объединявшихся рабочих. Каутский решительно восстает против примитивного понимания демократии Риттингхаузеном, высмеивает людей, готовых во имя ее требовать, чтобы «народные газеты прямо редактировались народом», доказывает необходимость профессиональных журналистов, парламентариев и пр. для социал-демократического руководства классовой борьбой пролетариата, нападает на «социализм анархистов и литераторов», в «погоне за эффектами» превозносящих прямое народное законодательство и не понимающих весьма условной применимости его в современном обществе.»

Откуда берутся лидеры, если их не выбирают демократическим путём?

Ленин говорит, что лидеры выделяются в результате продуктивной работу, то есть благодаря делу. Члены организации признают их лидерами (авторитетами) и прислушиваются к их мнению по факту их заслуг, а не из-за результатов голосований. Видимо, это и есть меритократия, то есть власть дела.

«Мышкин, Рогачев, Желябов, Михайлов, Перовская, Фигнер и пр. никогда не считали себя вожаками, и никто их не выбирал и не назначал, хотя в действительности они были таковыми, ибо как в период пропаганды, так и в период борьбы с правительством они взяли на себя наибольшую тяжесть работы, шли в наиболее опасные места, и их деятельность была наиболее продуктивна. И главенство являлось не результатом их желаний, а доверия к их уму, к их энергии и преданности со стороны окружающих товарищей. Бояться же какого-то ареопага (а если не бояться, то зачем писать о нем), который может самовластно управлять движением, уже слишком наивно. Кто же его будет слушать?»

Впрочем, даже если бы состоялось голосование, наверняка, передовиков массы выдвинули бы вперёд. В качестве примера Ленин приводит немцев.

«Возьмите немцев. Надеюсь, вы не станете отрицать, что у них организация охватывает толпу, все идет от толпы, рабочее движение научилось ходить своими ногами? А между тем как умеет эта миллионная толпа ценить «десяток» своих испытанных политических вождей, как крепко держится она за них! В парламенте бывало не раз, что депутаты враждебных партий дразнили социалистов: «хороши демократы! на словах только у вас движение рабочего класса, — а на деле выступает все та же компания вожаков. Все тот же Бебель, все тот же Либкнехт из года в год, из десятилетия в десятилетие. Да ваши якобы выборные делегаты от рабочих более несменяемы, чем назначаемые императором чиновники!» Но немцы встречали только презрительной усмешкой эти демагогические попытки противопоставить «вожакам» «толпу», разжечь в последней дурные и тщеславные инстинкты, отнять у движения его прочность и его устойчивость посредством подрыва доверия массы к «десятку умников».»

Заключение

Насколько я понял, демократический подход в рамках государства и в рамках организации – это две разные вещи. Разница заключается в том, что из организации при желании человек может, в крайнем случае, выйти и это будет его выбор – своего рода голосование ногами. Не доверяешь лидеру или вожаку – не слушай. А те, кто доверяет – останутся. Впрочем, и тут есть доля условности, так как речь Ленин ведёт о вполне конкретной организации, которая на момент написания книги вообще не имеет единого органа управления.

С государством сложнее, так как из него выйти зачастую невозможно, да и не ясно - куда выходить и зачем? А потому здесь вопрос о демократических процедурах стоит острее. Не сможешь легимитизировать власть в глазах граждан – получишь бунт или революцию. Конечно, в организации тоже возможны бунты и перевороты, но чаще всего проблема решается выходом части членов из рядов организации и созданием альтернативной структуры.

В целом по поводу демократии Ленин, на мой взгляд, хочет сказать следующее: демократия – не панацея на все случаи жизни, а всего лишь один из инструментов, применяемый для достижении цели и имеющий ограниченную область применения. Свет клином на ней не сходится.

Tags: Ленин, демократия, организация, управление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Колокол, который звонит по тебе

    Роман Хемингуэя «По ком звонит колокол» написан на основе гражданской войны в Испании, где сам Хемингуэй присутствовал в качестве…

  • Что делать с «Бесами» Достоевского?

    Отчёго и почему люди сходят с ума? Как выбираться из тупика, в котором оказалось общество? Эти вопросы взволновали меня при прочтении романа…

  • «Всё равно умирать»

    Прочитали с товарищами произведение Э.М.Ремарка "На западном фронте без перемен". Родилось вот такое короткое сочинение. Бессмысленность…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments